Взыскание с бывшего Генерального директора убытков в рамках дела о банкротстве

Распределение взысканного

Ключевой проблемой в рамках этого спора, по мнению старшего юриста адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Юлии Бобровой, является определение того, в чью пользу взыскиваются убытки. Сбербанк требовал себе с конкурсных управляющих ООО «Агис Сталь» Лидии Богинской и Анны Прохоренко солидарно 65 млн рублей из-за того, что они своевременно не оспорили продажу 51% акций ЗАО «Муромэнергомаш».

Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск, но судьи ВС указали, что тут первая инстанция поступила неверно. «Взыскав в пользу банка убытки без учета его доли в общей сумме требований кредиторов третьей очереди, суд неправильно применил нормы права», — говорится в определении.

https://www.youtube.com/watch?v=https:tv.youtube.com

Сбербанк не мог получить всю сумму убытков, следует из определения, а только часть, соответствующую его доле в общем размере долга. Расчеты с кредиторами производятся исходя из принципов очередности и пропорциональности удовлетворения требований, отмечает руководитель юридического отдела юридического бюро «Падва и Эпштейн» Татьяна Манакова. Об этом говорится в обзоре судебной практики ВС РФ № 1 (2017), напоминает она.

У судов было два варианта действий. «Взыскать всю сумму убытков в пользу должника, и тогда поступившая в конкурсную массу сумма была бы распределена пропорционально между всеми кредиторами действующим конкурсным управляющим, или же, в случае взыскания убытков в пользу конкурсного кредитора-заявителя, суд должен был самостоятельно определить размер суммы убытков такого кредитора, исходя из соотношения размера его требования по отношению к реестру кредиторов», — сказала Ю.Боброва.

Выводы по делу

В первую очередь предлагаем смоделировать типовую ситуацию в конкретных событиях, цифрах и датах, а потом дать им надлежащую правовую оценку.

В апреле 2014 года между Должником (далее именуется как «Покупатель») и юридическим лицом – собственником недвижимости (далее именуется как «Продавец») был заключен договор купли-продажи нежилого помещения, стоимость которого составила 100 000 000 рублей, в т.ч. НДС-18% более 15 млн рублей. В конце октября 2014 года полномочия Генерального директора Общества были прекращены и на его место было назначено другое лицо.

Согласно абз. 2 п. 68 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» требование о взыскании убытков с контролирующего лица в силу прямого указания Закона о банкротстве подается от имени должника.

Срок исковой давности исчисляется с момента, когда должник,например, в лице нового директора, не связанного (прямо или опосредованно) с допустившим нарушение директором, или арбитражного управляющего, утвержденного после прекращения полномочий допустившего нарушение директора, получил реальную возможность узнать о допущенном бывшим директором нарушении либо когда о нарушении узнал или должен был узнать не связанный (прямо или опосредованно) с привлекаемым к ответственности директором участник (учредитель), имевший возможность прекратить полномочия директора, допустившего нарушение.

Предлагаем ознакомиться  Увольнение работника при ликвидации предприятия

Полномочия генерального директора Должника прекратились в октябре 2014 года. С с конца октября 2014 года генеральным директором Должника являлось иное лицо, которое не было связано с Ответчиком ни прямо ни косвенно, в его группу лиц не входило. Следовательно, срок исковой давности начал исчисляться со следующего дня, когда новый директор должника должен был узнать о допущенном бывшим директором нарушении.

Срок исковой давности, по требованию, предъявляемому к Ответчику истек в конце октября 2017 г. заявление о взыскании убытков от имени Должника поступило в Суд только в апреле 2018 года, т.е. после истечения срока исковой давности.

Согласно п. 2 ст. 199 ГК РФ Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Согласно п. 15 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 г. № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске. Если будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и не имеется уважительных причин для восстановления этого срока для истца — физического лица, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования только по этим мотивам, без исследования иных обстоятельств дела.

В соответствии с п. 2 ст. 15 ГК РФ: «Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода)».

Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 г. № 7 (ред. от 07.02.2017) «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»: «Под реальным ущербом понимаются расходы, которые кредитор произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права, а также утрата или повреждение его имущества.

Невозмещенный НДС нельзя отнести к категории расходов, понесенных Должником, от имени которого в суд с иском обратился Конкурсный управляющий, или к доходам, которые Должник мог получить, но не получил в результате нарушения прав Должника. Таким образом, невозмещенный НДС не является ни реальным ущербом, ни упущенной выгодой Должника.

Статья 41 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) определяет доход как экономическую выгоду в денежной или натуральной форме, учитываемую в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить.

Предлагаем ознакомиться  Приостановка исполнительного производства при банкротстве должника

Из вышесказанного следует, что возможность учета экономической выгоды должна регулироваться соответствующими нормами Кодекса (п. 1 «Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением главы 23 Налогового кодекса Российской Федерации» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21.10.2015 г.)).

В свою очередь, положения статей 171, 172, 176 Налогового Кодекса, являющиеся частью механизма правового регулирования отношений по взиманию налога на добавленную стоимость и устанавливающие порядок возмещения из бюджета сумм превышения налоговых вычетов над суммой исчисленного налога, не указывают на то, что возмещаемый из бюджета налог является экономической выгодой (доходом) налогоплательщика.

Взыскание с бывшего Генерального директора убытков в рамках дела о банкротстве

Кроме того, согласно п. 3 ст. 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.

Это означает, что нормы, регулирующие отношения, возникающие в связи с взысканием убытков, не могут применяться к налоговым отношениям. 

Таким образом, невозмещенный НДС не может признаваться убытком в понимании, придаваемом этому юридическому термину статьями 15, 393 ГК РФ и п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 г. № 7 (ред. от 07.02.2017) «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».

В соответствии с п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»: «По делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ)».

Конкурсным управляющим заявлено требование о взыскании Ответчика убытков, причиненных неисполнением обязательств генерального директора, а именно: неисполнение обязанности по подаче достоверной декларации по НДС за 1-ый квартал 2014 года. 

Согласно ч. 1 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость на установленные НК РФ налоговые вычеты. Согласно ч. 2 ст. 171 вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров.

Приобретенное должником здание с точки зрения ст. 257 НК РФ и п. 4 и п. 5 Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01 является основным средством. Особенности применения налоговых вычетов по приобретенным основным средствам предусмотрены абзацем третьим пункта 1 статьи 172 Кодекса.

В соответствии с указанным абзацем вычеты сумм налога, предъявленных продавцами налогоплательщику при приобретении основных средств, производятся в полном объеме после принятия на учет данных основных средств и (или) нематериальных активов.

Предлагаем ознакомиться  Когда говорить на работе о беременности? Когда приносить справку о беременности на работу? Что предусматривает Трудовой кодекс для беременных

Взыскание с бывшего Генерального директора убытков в рамках дела о банкротстве

В соответствии с Инструкцией по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций (утверждена Приказом Минфина России от 31.10.2000 № 94н) сформированная первоначальная стоимость объектов основных средств, принятых в эксплуатацию и оформленных в установленном порядке, учитывается на счете 01 «Основные средства».

Согласно пункту 6 Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01, утвержденного Приказом Минфина России от 30.03.2001 № 26н (зарегистрирован в Минюсте России 28.04.2002, регистрационный № 2689), единицей бухгалтерского учета основных средств является инвентарный объект, которому присваивается соответствующий инвентарный номер.

Учитывая вышеизложенное, вычеты сумм налога на добавленную стоимость, предъявленных продавцом и фактически уплаченных покупателем при приобретении основного средства, принимаемого к бухгалтерскому учету как самостоятельный инвентарный объект, производятся в том налоговом периоде, в котором одновременно выполнены следующие условия:

  • принятие объекта на учет в качестве основного средства;

  • наличие на данный объект счета-фактуры, составленного в соответствии с требованиями, предусмотренными пунктами 5 и 6 статьи 169 НК РФ;

  • полной оплаты предъявленных покупателю сумм налога по данному объекту.

Аналогичная позиция отражена в Письме ФНС РФ от 05.04.2005 г. № 03-1-03/530/8@ «О налоге на добавленную стоимость».

Активная роль суда

Принятое в пользу Сбербанка решение не устояло в вышестоящих инстанциях. Девятый арбитражный апелляционный суд не увидел причинно-следственной связи между действиями управляющих и фактом причинения убытков в заявленном размере. Арбитражный суд Московского округа согласился с апелляцией.

Здесь апелляция и кассация допустили ошибку, следует из определения ВС. «Закон не позволяет суду отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности», — говорится в документе.

Суды часто отказывают в удовлетворении претензий к арбитражным управляющим в полном объеме из-за сложности доказывания размера убытков, констатирует управляющий партнер адвокатского бюро «Деловой фарватер» Роман Терехин. «Возможно, данное разъяснение станет причиной сокращения процента отказов на данном основании», — предполагает он.

Суд и вероятность

То, что спорные сделки не были признаны недействительными, не является препятствием для рассмотрения вопроса об убытках, следует из определения ВС. В нем говорится, что надо было «установить вероятность признания спорных сделок недействительными и возможные последствия, в том числе размер денежных средств, который подлежал бы возвращению в конкурсную массу». К.Ермоленко называет это положение документа «наиболее примечательным».

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyright

Тезис о том, что отсутствие судебного акта [о недействительности сделок — ИФ] не препятствует судам оценивать вероятностные судебные перспективы, является относительно новым в практике оценки правомерности действий арбитражных управляющих, отмечает И.Сорокин. Ранее, по его словам, такой подход встречался не так часто и преимущественно в судах первой и апелляционной инстанций.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector